Главная Немецкая САУ Фердинанд
Непризнанный Порше Рождение монстра Устройство Фердинанда Корпус Фердинанда
Боевая рубка Фердинанда Вооружение Фердинанда Силовая установка Ходовая часть и катки
Электрооборудование Боевой дебют под Курском Доклад Гудериана Доклад Боэма
Доклад 656-го полка Доклад Хайнца Грёшила Доклад комиссии РККА Никольский пладцдарм
Теперь Элефант Элефанты в Италии Элефант 1944 год Последние бои
Фердинанды в СССР Окраска и обозначения Уязвимые места  
 


   

Письмо унтер-офицера Боэма из 653-го батальона, о боевом использовании «фердинандов».

 

Письмо унтер-офицера Боэма из 653-го батальона, направленное генералу Хартманну 19 июля 1943 года с докладом о боевом использовании «фердинандов»:

«Уважаемый генерал Хартманн!

Я позволю себе коротко доложить Вам о вводе в бой наших «фердинандов». В первый день применения их в бою они уничтожали укрепления, пехоту и позиции артиллерии. 3 часа наши самоходки были под ураганным огнем и доказали свою надежность! Еще вечером первого дня наступления «фердинанды» подбили несколько танков, другие отступили.

Помимо многочисленных артиллерийских батарей, отдельных противотанковых пушек и полевых укреплений, уничтоженных в первые дни боев, мы, совместно с другими нашими подразделениями, подбили 120 танков. В первые дни наши потери составили 60 процентов, в большинстве случаев из-за подрыва на минах. Поле боя было сильно заминировано, а минных тралов у нас не было. Господин генеральный инспектор генерал Гудери-ан также был с нами.

Русские улучшили свое оружие и увеличили его количество. Их артиллерия здесь очень хороша - ведет огонь даже по отдельным солдатам! Также имеется большое количество противотанковых пушек и огромное число противотанковых ружей. Однако русские снаряды не могут пробить нашей брони (я измерил глубину вмятины от одного попадания - она составила 55 мм).

В первом бою мы потеряли шесть машин, одна из которых получила случайное попадание русского снаряда на стоянке в открытый люк, при этом один человек погиб, трое были ранены. Три машины пришлось взорвать, так как они были подбиты во время вражеской контратаки. Одна получила попадание снарядом, когда преодолевала железнодорожную насыпь, при этом были повреждены рубка, ствол орудия и решетка радиатора. Во втором батальоне несколько машин получили повреждения крыши от попадания тяжелых снарядов.

При втором вводе в бой мы понесли меньше потерь, потеряв только две машины (одна из них взорвана). Одна наша самоходка уничтожила сразу 22 танка, а командир нашего орудия из девяти атаковавших нас американских танков подбил семь. Общее количество уничтоженных вражеских машин довольно высоко.

При использовании осколочно-фугасных выстрелов часто случаются задержки при за ряжении (заедание затвора), а гильза застревает, что приносит много неприятностей. Один ствол был пробит, у одного появилась трещина, у одного раздутие.

Сейчас над решеткой радиатора делается предохранительный щит, что я уже предлагал ранее, так как русские используют фосфорные гранаты (по-видимому речь идет о бутылках КС. - Прим автора).

«Фердинанд» в этих боях полностью себя оправдал, он играл здесь решающую роль. Сегодня тяжело действовать без такого рода оружия при прорыве вражеской обороны, насыщенной танками и орудиями. Электрический мотор работал безупречно, и водители и экипажи были приятно удивлены. Бензиновые двигатели имели незначительные повреждения, но они признаны слабыми из-за большого тоннажа машины, а гусеницы немного узковаты. Если бы «Фердинанд» модернизировать по результатам боев, то это была бы великолепная машина!

Одному «Фердинанду» по ошибке пробил борт рубки танк Pz.IV, командир разорван пополам. Другому русская противотанковая пушка разбила направляющее колесо, а рубка была пробита огнем танков Т-34 с 400 м (7 из них окружили его). «Фердинанд», который стоял в боевом охранении, был выведен из строя оружием ближнего боя и при попытке отойти упал в ров. Для предотвращения таких случаев самоходке не хватает пулемета впереди. Люки для стрельбы из личного оружия слишком маленькие — из них часто не видно мушку.

Мы допускаем большую ошибку, что оставляем на поле боя вражеские орудия и танки, вместо того, чтобы вывозить их в тыл специальными частями или полностью уничтожать. Например, вечером 45 подбитых танков стоят на нейтральной полосе, а утром не хватает 20 — ночью русские вытянули их на буксире. Танки, которые прошлым летом были подбиты и остались стоять, этим летом снова попали в их руки! В первом бою на поле остались русские подбитые танки, а также орудия и противотанковые пушки (некоторые из них целые и с боеприпасами). А когда фронт отошел назад, и им опять все попало в руки...

Остаюсь в добром здравии и надеюсь, что господин генерал тоже поправился.

Унтер-офицер Боэм».

 

 


 


 


Реклама