Главная Немецкий танк Тигр Pz.VI
Рождение нового танка Техническое устройство Неудачный дебют Знаменитая пушка «Тигра»
Курская битва Тигры в строю Особенности маркировки Таковый ас М. Виттман
Королевский Тигр Штурмтигр Элефант/Фердинант Ягтигр
S.Pz. Abt. 501 батальон      
 


   

Неудачный дебют немецкого танка Тигр Pz.VI

 

Долгое время вызывал споры вопрос: где, когда и как «Тигры» впервые были применены в бою. Тайны, повидимому, в этом не было, но «Тигров» послали в бой столь странно, неоправданно, что невольно хочется спросить: «А действительно ли их направили сражаться с противником?» Слишком уж все было нелепо. Существует склонность, особенно у немецких авторов, даже неудачи на военном поприще валить на Гитлера. Он де, возможно, и был выдающимся политиком, но никчемным военным. И когда он как вер­ховный главнокомандующий вмешивался в плани­рование и проведение военных операций, он преж­де всего, если не исключительно, исходил из соображений политики и престижа.


Непреложная истина — новый образец оружия должен быть применен внезапно и обязательно мас­сово. Только тогда оружие обещает успех и не будет скомпрометировано с самого начала. Был ли «Тигр» новым оружием? Безусловно. Тяжелый танк, знаме­новавший значительный скачок в танкостроении. Можно ли было дождаться накопления в войсках этих танков и обученных экипажей в достаточном количестве? Задним умом все сильны, но в той ситуации, по-видимому, это следовало сделать. Начина­лась осень. Наступательные операции немцев затухали. Затяжные бои в Сталинграде в условиях города требовали, пожалуй, больше артиллерии и авиации, чем танков.



В августе 1942 г. завод покинули восемь, а в сентябре еще три «Тигра». И хотя, как мы писали, вожде­ние «Тигра» не требовало высокой выучки, все же экипажам должны были дать 2-3 месяца на освоение новой машины, а не 2-3 недели. Кроме того, неизбежны «детские болезни» новой машины (что, как мы увидим, и привело к многочисленным поломкам в первом же деле). Но, как уверяют участники событий, Гитлер, уверовав в исключительные качества новых танков, жаждал немедленно бросить их в бой. Скорее всего, чтобы доставить себе удовольствие и убедиться в своей правоте. После захвата 11-й немецкой армией в начале июля 1942 г. Севастополя Гитлер, ценя опыт и способности ее командующего, «покорителя крепостей» генерал-фельдмаршала Эриха фон Манштейна, поручил ему взять осажденный Ленинград. Вместе с Манштейном туда должны были быть направлены штурмовые части и осадный парк армии. Возможно, однако, что приказ бросить «Тигров» в бой под Ленинградом был продиктован необходимостью остановить наступление советской 2-й ударной армии, развернувшееся в районе поселка Синявино. Дальнейшие события немецкие авторы книги «Тигр». История легендарного оружия» излагают по сохранившимся боевым документам немецких танкистов, участвовав ших в этой операции. Выгруженные 29 августа на станции Мга четыре «Тигра» собрались к 10 часам утра в ближайшем лесу и поступили в распоряжение формирующегося 502-го тяжелого танкового батальона. В 11 часов утра был получен приказ контратаковать появившиеся с севера советские подразделения. Четыре «Тигра» в сопровождении немногочисленных пехотинцев и двух бронетранспортеров двинулись вперед.

Отрядом командовал Рихард Меркер. Вскоре была обнаружена группа советских солдат. «Тигры» остановились и обстреляли ее с большого расстояния. Повидимому, это был разведдозор, который тут же отошел за р. Мойку (не путать с одноименной рекой в Санкт-Петербурге). По танкам открыла заградительный огонь советская артиллерия. «Тигры» раздели­лись по два и пытались обойти небольшой холм. Но тут же один из них остановился, и его командир доло­жил о поломке в коробке передач. Затем с неисправностью в двигателе остановился второй. А за ним с поломкой бортовой передачи в кустах застрял и третий. Вернулась лишь машина Меркера. Решено было вышедшие из строя машины эвакуировать с наступлением темноты. На каждую машину потребовалось по три 18-тонных тягача. Эвакуация прошла без помех со стороны советских войск. Повидимому, в тот день мы еще не поняли, что перед нами новое оружие. Все дефектные узлы с машин, а также рекламации были отосланы на завод Хеншеля. Таким образом, первые, еще неопробованные, машины вышли из строя из-за «детских болезней». К 1 5 сентября после доставки самолетом запасных узлов все четыре «Тиг­ра» были снова готовы к бою.


Усиленные несколькими танками Т-Ill, они должны были нанести удар по узкому коридору, соединяющему почти окруженную немцами нашу 2-ю ударную ар­мию с войсками Волховского фронта. Удар намечался на поселок Гайтолово по лесисто-болотистой местности вдоль р. Черной. Меркер, исходя из того, что местность совершенно непригодна для действия тяжелых танков, просил отменить приказ. Но командование 18-й немецкой армии имело категорическое требование фюрера уничтожить 2-ю ударную армию.


На рассвете 22 сентября «Тигры» и один Pz.Ill двинулись на Гайтолово по узкой дамбе, проходившей по болоту. Не прошли и нескольких сот метров, как был подбит и загорелся Pz.lll. Потом был подстрелен «Тигр» командира роты. Ввиду повреждения электрооборудования его мотор заглох. Попадания в танк продолжались, и экипаж покинул машину. Затем и остальные три «Тигра» либо были подбиты советской артиллерией, либо завязли в болоте. Так кончилась эта атака. Место гибели «Тигров» находится в 2 км к западу от Гайтолово. Три «Тигра» были несколько позже эвакуированы при поддержке пехоты и артиллерии. Далее всех про­шедший «Тигр» погрузился в болото почти всем корпусом. Вытащить его, тем более под огнем советской артиллерии, не удавалось. Но Гитлер потребовал, чтобы этот танк ни в коем случае не попал в наши руки. Меркер хотел взорвать его, но командование воспротивилось этому, полагая, что и по обломкам мы сможем определить, какова эта машина. И лишь после 2 октября, когда бои на этом участке фронта прекратились, увяз­ший «Тигр» попытались снова эвакуировать. Это опять не удалось. И, наконец, в ноябре было разрешено его взорвать. 24-25 ноября солдаты немецкой танкоремонтной роты сняли с него оптическое, электро и про­чее оборудование, пушку срезали автогеном, заложили взрывчатку и взорвали. Так бесславно завершилась попытка боевого использования «Тигров».


Генерал Г Гудериан в своей книге «Воспоминания солдата», подводя итоги этой неудачи, писал: «Противник преждевременно получил ценнейшие сведе­ния о новом танке». 12 января 1943 г. войска Ленинградского фронта под командованием генерал-лейтенанта Л. А. Говоро­ва и Волховского фронта под командованием генера­ла армии К. А. Мерецкова начали операцию под кодо­вым названием «Искра». Встречным ударом они должны были соединиться в районе Синявино (южнее Ладожского озера) и снять блокаду с осажденного ге­роического Ленинграда. Противник бешено сопротивлялся. Атаки сменялись контратаками. Многие насе­ленные пункты не раз переходили из рук в руки. 14 января наши войска отбили контратаку немцев в районе Рабочих поселков № 5 и б. Враг отступил и оставил на ничейной полосе подбитый нашими артиллеристами танк, который по внешнему виду резко отличался от известных нам вражеских машин.



О новом танке стало известно находившемуся в то время в штабе Волховского фронта представителю Ставки Верховного Главнокомандования генералу армии Г К. Жукову. Он весьма заинтересовался этим сообщением. Было решено захватить танк и ознакомить­ся с его особенностями. По распоряжению Жукова и Мерецкова из состава 86-й танковой бригады была создана специальная группа из 18 человек во главе со старшим лейтенантом Косаревым. Группа имела 4 тан­ка. В ночь на 17 января группа под покровом темноты двинулась к подбитому танку. Немцы понимали, что мы попытаемся эвакуировать новинку, и всячески стремились воспрепятствовать этому. Они непрерыв­но обстреливали этот участок. Неся потери, группа Ко­сарева добралась до цели. Даже в темноте при вспыш­ках ракет было видно, что эта машина новая, необычной формы. Когда смельчаки проникли внутрь танка, они обнаружили подрывной заряд. Почему экипаж не воспользовался им - неизвестно. Заряд пришлось обезвредить. Затем приступили к буксировке машины. Это было очень трудным делом, ведь 86-я танковая бригада имела только легкие танки (Т-60, БТ или Т-26), а немецкое бронированное «чудовище» веси­ло, как потом оказалось, 57 т. Но к утру трофей был в нашем расположении. Как было установлено, это был новый тяжелый танк «Тигр» Pz. VIН.

В конце 1942 г была сформирована вторая рота то­го же 502-го батальона. Но направлена она была не под Ленинград, а на южный участок фронта, южнее Дона. Там в это время наши наступающие войска громили армейскую группу «Дон», которой и здесь командовал Манштейн. Девять «Тигров» были высажены 5 и 6 янва­ря 1943 г. на станции Пролетарская восточнее Ростова. 8 января они приняли участие в контратаках с целью задержать наше наступление на р. Куберле. Тщетно!


До Курской битвы «Тигры» еще несколько раз участвовали в бою. Во время контрнаступления немцев в марте 1943 г. в районе Изюма в составе трех эсэсовских моторизованных дивизий участвовали 3 роты «Тигров» (всего 40-45 машин) 505-го тяжелого танкового батальона. Союзники, а именно англичане, впервые встретились с «Тиграми» в феврале 1943 г. в Тунисе (Африка). Туда были доставлены 38 машин - немалое до­стижение, если вспомнить, что на море и воздухе в то время союзники господствовали безраздельно.

 

 


 


Реклама
     
     
 
 
 
На terem23.com деревянные дома крым. | приема макулатуры у населения в Москве